Битва при Гастингсе
 
14 октября 1066 г.
  Вернуться ...
Для справок  

два Гарольд Несчастный вступил на английский трон, Вильгельм I Нормандский тут же начал собирать армию: отвоевывать свое, как он считал, законное наследство. Поскольку для столь крупномасштабной и продолжительной военной операции за пределами Нормандии он не мог рассчитывать на обычное феодальное ополчение, большую часть его армии составляли подразделения наемников или феодалов, привлеченных под знамена Вильгельма обещаниями земель и поживы в Англии. Точная численность его армии неизвестна. В различных военно-исторических источниках оценки варьируются от 7 до 50 тысяч. Вероятно, нижняя граница ближе к истине. Оман, например, полагает, что войско Вильгельма насчитывало 12 тысяч кавалерии и 20 тысяч пехоты.

Огромная армада Вильгельма была готова отправиться в Англию уже к середине лета, но отплытие долго задерживалось из-за неблагоприятных ветров. В конце концов, 27 сентября ветер изменился; со следующего дня нормандская армия начала высаживаться близ Певенси. Вильгельм, разумеется, знал о вторжении Тостига и Харальда III Хардрада; не исключено, что между ними даже был заключен какой-то тайный союз. Он решил не вмешиваться - пусть лучше армии датчан и англосаксов измотают друг друга - и занял оборонительные позиции на южном побережье. Выстроив мощный бревенчатый форт на берегу близ Певенси, он послал кавалерийские отряды разорять Суссекс - подсобрать припасов и вынудить Гарольда к действиям.

Гарольд одолел за 5 суток расстояние в 320 км между Йорком и Лондоном. На несколько дней, с 6 по 11 октября, он задержался в Лондоне - набрать ополчение и дать изрядно потрепанным в битве при Стамфорд-Бридже хускарлам хоть немного передохнуть. Затем, днем 13 октября, он прибыл в окрестности Гастингса, преодолев 90 км за 48 часов марша. Выбрав холм в 13 км к северо-западу от города, Гарольд занял оборонительную позицию, поскольку был уверен, что Вильгельм нападет при первой же возможности. Как и с нормандской армией, точная численность войска Гарольда не установлена. Но, судя по дошедшим до нас описаниям сражения и известной ширине фронта англосаксонской армии, похоже, что в распоряжении Гарольда было 9 тысяч человек, в том числе 3 тысячи хускарлов. Назывались и более впечатляющие цифры, но это крайне маловероятно, учитывая ограниченную площадь поля битвы. Выдвигались предположения, что если бы Гарольд выждал еще несколько дней, к нему присоединились бы нортумбрийское и мерсийское ополчения, а в придачу к ним удалось бы привлечь побольше народу с юга Англии. Правда, есть основания сомневаться, что северное ополчение вообще набиралось или даже теоретически могло быть набрано. Что до южных графств, то Гарольд явно считал свое положение и в политическом, и в военном отношениях достаточно шатким, так что в его интересах было как можно скорее добиться развязки.

Считая (вероятно, правильно), что противник превосходит его в живой силе и что, не считая хускарлов, ряды которых изрядно поредели, войско его снаряжено и обучено гораздо хуже, чем нормандские наемники, Гарольд решил не нападать, а обороняться. Он приказал своим конным хускарлам спешиться, и те вместе с хускарлами-пехотинцами составили центр его оборонительной линии на вершине вытянутого холма. Остальная армия, фирд, или ополчение, была выставлена флангами по обе стороны от хускарлов: метров на 300 - 400 по фронту, плотным пешим строем, человек, наверное, на 20 в глубину. Армия Гарольда ожидала нападения нормандцев рано утром 14 октября. Не исключено, что вечером 13 октября англосаксы поспешно соорудили перед своими позициями не то засеку, не то завал, не то палисад-частокол; на этот счет учеными ведутся споры.

Вскоре после рассвета нормандская армия тремя линиями пошла в наступление. Впереди были лучники (в том числе, некоторое количество арбалетчиков - первое документированное применение арбалета в Средневековье). Вторая линия состояла из пеших копейщиков. В третьей находилась рыцарская кавалерия.

Начали битву нормандские лучники, открыв стрельбу менее, чем со 100 м. Но поскольку стрелять им приходилось снизу верх, стрелы, в основном, или не долетали, или перелетали, или отражались щитами англосаксов. Расстреляв боезапас, лучники, судя по всему, отступили за линию копейщиков, а те бегом бросились в наступление, но были встречены дождем дротиков и камней (швыряемых как руками, так и из пращей) и отброшены англосаксами, вооруженными мечами, копьями и огромными двуручными, с двумя лезвиями, боевыми топорами.

После того, как наступление пехоты захлебнулось, Вильгельм повел в бой кавалерию - и с тем же результатом. Левое крыло нормандской армии было смято и обращено в бегство; соответственно, англосаксонские ополченцы на правом фланге тут же бросились вниз по склону вдогонку. По рядам нормандской армии пронесся слух, будто Вильгельм убит, и началась паника.

Сбросив шлем, чтобы все видели его лицо, Вильгельм галопом пронесся вдоль отступающего центра своей армии, и кавалерия собралась с силами. Вильгельм возглавил атаку на правый фланг англосаксов, нарушивший строй и ринувшийся преследовать нормандцев. Кавалерия быстро взяла верх над преследователями, рассеявшимися по склону и никак не ожидавшими такого поворота событий.

Вильгельм опять повел кавалерию на центр армии англосаксов и опять был отбит. В надежде выманить с занимаемых позиций еще какую-то часть армии Гарольда, Вильгельм приказал нормандцам притвориться, будто обращаются в бегство. Несмотря на строжайший приказ Гарольда ни в коем случае не покидать позиций, значительная часть ополченцев попалась и ловушку Вильгельма; они были окружены и уничтожены у подножия холма, когда Вильгельм возглавил вторую контратаку. Но остальная часть англосаксонского войска стояла твердо и отражала один нормандский приступ за другим. Несколько часов нормандцы чередовали обстрелы из луков и арбалетов с пешими и конными атаками. Вильгельм приказал лучникам стрелять навесно, под большими углами, чтобы стрелы из луков и арбалетов падали на англосаксонское войско сверху. Это привело к значительным потерям, но в начале вечера армия Гарольда по-прежнему крепко удерживала позиции на холме, хотя, не имея возможности передохнуть от постоянного обстрела и атак, англосаксы буквально чуть не падали от усталости.

В этот момент случайная стрела попала Гарольду в глаз и смертельно ранила короля. Нормандцы, которым это придало сил, тут же снова пошли на приступ, и лишившиеся командования англосаксы нарушили строй. Ополчение (фирд) ударилось в постыдное бегство, и вскоре на холме оставались уже одни хускарлы, сомкнувшие ряды вокруг тела своего погибшего короля. Но теперь положение их стало совершенно безнадежным; нормандцы окружили их со всех сторон и, в конечном итоге, смяли. К наступлению темноты нормандцы овладели холмом. Возглавив преследование отступающих, Вильгельм неосторожно углубился в лес и чуть было не погиб, когда остатки хускарлов попытались возобновить битву. Но вскоре нормандцы одолели и этих. Битва при Гастингсе завершилась.

Ни одно сражение не было выиграно с большим трудом, чем битва при Гастингсе, и ни одна победа не повлекла за собой более глобальных последствий. Казалось бы, это было всего лишь заключительное сражение в войне за престол небольшого островного королевства. В действительности же битва эта послужила поворотной точкой: именно от нее начинает история отсчет целого ряда событий, который завершится созданием англосаксонско-норманнской империи, даже более грандиозной, чем древнеримская.

Сразу после битвы Вильгельм захватил Дувр и двинулся на Лондон. Сперва столица отвергла его требование о сдаче. Тогда Вильгельм принялся разорять близлежащую сельскую местность, и Лондон быстро капитулировал. Претензии Вильгельма на трон были признаны, и в Рождество 1066 года его короновали в Вестминстерском аббатстве как Вильгельма I, короля Англии.

В походе в Англию приняли участие не только нормандские бароны, но и множество рыцарей из других областей Франции и даже из Италии. Их привлекала военная добыча, возможность захватить земли англосаксов и приобрести новые поместья и крепостных. Войско Вильгельма было многочисленнее и лучше вооружено, чем войско англосаксонского короля. К тому же герцог Вильгельм имел твердую власть над своими вассалами, пришедшими с ним из Франции нормандскими баронами, а власть английского короля над крупными землевладельцами была очень слаба. Эрлы Средней и Северо-восточной Англии не оказали Гарольду военной помощи.