Испания
 
XII - XIV вв.
  Вернуться ...
Для справок  

а Пиренейском полуострове продолжалась христианская экспансия; под властью мавров оставалась только Гранада в юго-восточной Испании. После полувековой гегемонии пребывавшая под властью посредственных правителей Кастилия стала клониться к закату; зато начало расти влияние маленького Арагона. Поскольку границы с мусульманами не оставалось, энергичный Арагон затеял морскую экспансию на восток. Завоевав острова западного Средиземноморья, а также Сицилию вкупе с Южной Италией, к концу века Арагон стал самой могущественной державой в средиземноморском бассейне.

В конце XII века Альмохады оттеснили кастильцев на север, но в начале XIII века соединенные военные силы четырех королевств (Кастилии, Леона, Наварры и Арагона), а также и крестоносцев из других стран Европы, особенно из Франции, нанесли Альмохадам решительное поражение в битве при Лас-Навас-де-Толоса (1212 г.). После этой победы успех реконкисты был обеспечен. Многовековая борьба вступила в XIII веке в свой последний период. Завоевание мусульманских владений ускорилось. В течение первой половины XIII века кастильцы взяли столицу Кардовского халифата Кордову (1236 г.), а также Севилью (1248 г.). Продвижению кастильцев на юг способствовало окончательное объединение Леона и Кастилии, которое произошло в 1230 году, спустя 18 лет после битвы при Лас-Навас-де-Толоса. Объединение Каталонии с Арагоном состоялось на целое столетие раньше (1137 г.).

Прочность объединения Кастилии с Леоном, начало которому было положено еще в первой половине XI века, объясняется их длительным совместным участием в реконкисте. Объединение же Каталонии с Арагоном было вызвано прежде всего ростом торговых связей между приморскими областями восточной части Пиренейского полуострова, которые принимали участие в средиземноморской торговле. В течение XIII века Арагонское королевство захватило Балеарские острова (30-е годы), Валенсию (1238 г.) и Мурсию (1266 г.), перешедшую вслед за тем под власть Кастилии. В 1282 году к Арагону была присоединена и Сицилия. К этому времени кастильцы дошли до самого юга Пиренейского полуострова и взяли Херес и приморский город Кадис.

Кастильские города имели значительные военные отряды, состоявшие из горожан, к которым присоединялись находившиеся у них на службе рыцари (кавальеро). Ополчения 15 городов, в том числе Вальядолида, Толедо, Сеговии и др., приняли самое активное участие в битве при Лас-Навас-де-Толоса. Военная мощь и экономическое значение кастильских, городов, принимавших активное участие в реконкисте, привели к усилению их политической роли. К тому же они стремились использовать раздоры между феодалами и их непрестанную борьбу с королевской властью для закрепления своих вольностей. С этой целью города начали объединяться в союзы (эрмандады), которые добивались самоуправления и права иметь собственный суд. В конце XIII века эрмандады слились в один общий союз (1298 г.) и достигли такой силы, что их статуты запрещали кому бы то ни было, в том числе и королю, даже малейшие посягательства на городские вольности, в частности на взимание налогов вопреки предоставленным им привилегиям.

Экономическое развитие Испании в XIV веке имело весьма важные последствия: усилилось политическое влияние городов, которые выступали в союзе с королевской властью против крупных феодалов, носителей политической раздробленности. В Испании складывались предпосылки для ее политического объединения. Силы, способствовавшие установлению единства страны, все более крепли в лице городских союзов (эрмандад), враждовавших с феодальной знатью. Горожане чем дальше, тем все более отчетливо заявляли о своих интересах на кортесах, самую влиятельную часть которых, начиная с XIV века, они составляли. Однако на пути к централизации власти в Испании стояли большие трудности. Основным препятствием были крупные сеньоры, которые за время реконкисты значительно увеличили свои земельные владения и богатства. Кроме того, патрицианская верхушка городов - носительница средневековых вольностей и привилегий - поддерживала королевскую власть против крупных феодалов и духовенства лишь при условии неприкосновенности всех этих вольностей. Опорой королевской власти являлось мелкое и среднее дворянство, для которых сильная центральная власть служила гарантией сохранения феодальной ренты, получаемой с крестьян, и наилучшим орудием и борьбе с крестьянским сопротивлением.