Развитие доспеха и защитного вооружения в XV веке
 
Обзор.
  Вернуться ...
Для справок  

ика своего развития доспехи достигли как раз в тот момент, когда три ведущие тактико-технические тенденции периода обусловили полное их моральное устаревание. Доспехи продолжали тяжелеть, и это делало рыцаря, или тяжелого конника, еще неповоротливее; при этом даже во второй половине века самая закаленная броня лучших немецких или итальянских оружейников не могла послужить защитой против огнестрельного оружия пехоты. Не говоря о том, что в такой ситуации рыцарю, и без того не слишком поворотливому, необходима была как раз большая, а не меньшая подвижность — как для эффективной борьбы с пехотой противника, становившейся опаснее и опаснее, так и для взаимодействия с собственной пехотой. В результате, к концу века доспехи из гнутого листового железа стали скорее символом престижа, нежели средством реальной защиты. Вообще все происходящее с ними может послужить самым красноречивым примером путаницы, какая только способна царить в военном деле. С одной стороны, доспехи утяжеляли — в тщетной попытке выработать защиту от ручного огнестрельного оружия; с другой же стороны, подходившие к делу реалистично, конники всячески старались увеличить свою подвижность, всеми способами облегчали доспехи или вовсе обходились без них. Полированные листы закаленной стали гнули таким образом, чтоб увеличить вероятность рикошета, и в то же время (иногда буквально на тех же самых доспехах) чеканились или гравировались вычурные узоры, снижавшие как прочностные характеристики, так и рикошетирующие свойства.

В XV столетии сплошные доспехи достигают своего полного развития, и нет лучшего и более обдуманного вооружения, чем то, которое носят французские жандармы короля Карла VII. По нему можно составить себе верное представление о вооружении начальника рот, организованных Карлом VII в 1439 и 1445 годах и существовавших до конца царствования Людовика XIII. Наголовье доспеха состоит из шлема-салада, у которого конец тульи переходит в длинный назатыльник, а предличник, привинченный на верху латного нагрудника, защищает низ лица, верхнюю часть которого покрывает неподвижное забрало, имеющее на высоте глаз поперечное отверстие для зрения. Плечи защищены наплечниками из наложенных одна на другую блях, которые соединяются с налокотником. Щитки плеч опущены к нагруднику и защищают подмышки, покрытые, кроме того, кольчатой сетью. Сопротивление латного нагрудника усиливается нижним утолщением, называемым панцирем. Набрюшник и набедренники в форме черепицы спускаются на живот и бедра; кроме того, для защиты бедра нередко имеются еще второстепенные доспехи, называемые боковиками, а большое крестцовое прикрытие, расширяющееся здесь в форме павлиньего хвоста, покрывает сиденье и составляет продолжение спины лат, которая также часто снабжена утолщением, соответствующим утолщению нагрудника. Налядвенники дополняют защиту бедер, покрытых, кроме того, около таза кольчужной юбкой; наколенники с большими ушками снабжены двумя верхними пластинками при соединении с налядвенниками и двумя нижними при соединении с поножами, вследствие чего получается большая гибкость в суставах. Поножи имеют шалнеры на внешней и застежки на внутренней стороне и состоят из наголенника и наикринника. Обувь имеет здесь ту остроконечную форму с длинным острием, против которой гремели с конца XIV века королевские эдикты и папские буллы и которая была уничтожена только Карлом VIII. Локти защищены большими налокотниками, а самая рука от локтя до кисти покрыта внизу продолжением латных рукавиц. Круглый щиток копья защищает всю правую сторону воина, когда он нападает на неприятеля. Направляя удар, воин садится на высокую лопатку задней луки седла, вытягивает ноги вперед, упираясь в стремена, нагибается к шее лошади, выставляя вперед правое плечо, почему лошадь и должна идти галопом с правой ноги. Шпоры имеют широкие колесца с отставленными лучами: длинные стержни, поднятые к колесцу, дают возможность шпорить лошадь под боковыми прикрытиями. Когда жандарм хочет сойти с лошади, то оруженосец освобождает его от острий башмака, прикрепленных на вращающейся пуговице, и отстегивает штрипки шпор.

Лошадь покрыта немецкой броней той же эпохи, т.е. второй половины XV века. Броня украшена бороздками. Латы крестца образуют большую попону, покрывающую весь зад лошади до почек, защищенных большими пластинками боевого седла, откуда идут крепкие железные прутья, держащие лопатку луки. Боковые прикрытия покрывают с обеих сторон бока лошади и соединяются слотами груди, расположенными скошенным полукругом, чтобы не стеснять коня. Шея покрыта сверху латами, состоящими из дугообразных накладок, прикрепленных на кольчугу, покрывающую всю шею. Наглавник с неполными наушниками образует защиту для глаз; ноздри покрыты поднятыми в виде раковины пластинками. Граненые шишечки мундштука сделаны из стали; поводья, находясь в зависимости от длинных ремней мундштука a connetable, покрыты полосками; поводья состоят из ремней. Спереди шеи кольчуга неплотно прилегает к телу и спускается на латы груди; вероятно, в военное время эти части соединялись более прочно. Очень прочная кольчуга состоит из звеньев и колец, нарезанных резцом, что образует ткань чрезвычайной прочности.

Доспех этот, хорошо облегающий стан, довольно легок и весит не более 50 фунтов, что, распределяясь на всю поверхность тела не представляет особенной тяжести. Поэтому конные латники часто спешивались, как это было, например, в знаменитом сражении при Сен-Жан-де-ла Бирз (1444 г.), когда несколько спешившихся рыцарей ворвались на кладбище, на котором скрылись швейцарцы, успевшие ускользнуть от атаки конных латников.

Когда сражались пешком, то вооружались не так сильно, во время же приступов особенно защищали голову и плечи. Наголовъя становятся чрезвычайно разнообразными. Продолжается еще носиться невысокий шлем конической формы — сервильэр (cerveleere), но большее распространение получает железный шапелъ (chapel defer или chapeau de Montauban) с круглым верхом и плоскими и длинными боками, придающими ему вид колокола; затем является шлем (heaume) — в тесном смысле этого слова, который, хотя и - делается не таким широким, но получает громадные размеры из-за помещаемого на его вершине нашлемника из картона, резного дерева, раскрашенного и золоченого, изображающего какую-нибудь грозную фигуру, или рога, и от которого ниспадает длинное покрывало — шлемовой намет, также часто разрисованный геральдическими фигурами. Были наголовъя и других форм: барбют (barbute) — по виду похожий на виотийский шлем, но без нащечников, с наносником или без него; бикок (bicoque) — продолговатый или конусообразный железный ящик, сплошь покрывавший голову и имевший несколько отверстий для дыхания и зрения; иногда бикок делался небольшого размера, и в этом случае получил названо бикокета (bicoquet); бацинет (bacinet) — в высшей степени совершенное наголовье. Остроконечная форма его тульи и забрала прекрасно предохраняет от ударов палицы или меча, а толстая и прекрасной работы сталь защищает даже от копья. Забрало (личник) подвижный на двух шарнирах, имеет коническую форму и составлял как бы продолжение тульи. В верхней части сделаны два продольных отверстия для зрения; ряд круглых отверстий нижней части служит для дыхания. Горло защищалось горловым прикрытием, состоявшим из кольчатой сети (бармицы). Иногда при этом шлеме имелся стальной нашейник. Форма бацинета несколько напоминает собачью голову, из-за которой и самые такие шлемы часто назывались у немцев bundgugel — собачий шлем.

Лучшие шлемы (heaumes) изготовлялись в Павии, а бацинеты в Милане. В XV веке шапель был заменен (особенно во Франции) шлемом, называвшимся саладом (salade), который составляет характерный головной доспех XV века и появляется в начале этого столетия. Его закругленная тулья образует назатыльник, окаймленный выпуклым бортиком, идущим вокруг всей каски. На верху тульи проходит невысокий гребень. У немецкого салада назатыльник стремится уже к образованию длинного характерного хвоста; спереди в тулье проходит поперечное отверстие для глаз; нос защищается выгнутым выступом, который образуется тульей, расширяющейся в виде колокола. Если ищем надеть не глубоко, то воин может видеть из-под неподвижного личника; если же во время битвы он захочет закрыть свое лицо, то для зрения ему останется поперечное отверстие. Подобный же салад употреблялся французскими конными стрелками из лука. Впоследствии стали делать салады с подвижным забралом, которое опускалось и поднималось по желанию. Конные воины защищали лицо бавиером (baviere) или предличным закрытием. Головной доспех пехотинцев состоял из легких саладов и барбютов. Головной доспех, соответствовавший бригантине, был сервильэр; он также делается из железных блях, скрепленных заклепками и находящих друг на друга; нижний ряд прямоугольных пластинок составляет первый круг, за которым следует круг из закругленных чешуйчатых пластинок; третий круг состоит из продольных пластинок; верхний кружок не пристает плотно к выпуклости тульи, посередине которой он прикрепляется. Эти железные основы подобно бригантине покрывались материей. Немцы носили салад, особенно при бое на копьях. Салады эти имели форму колокола с поднятыми краями и надевались очень глубоко на голову; для зрения имелось отверстие. Пехотинцы в конце XVвека носили уже не такие глубокие салады.

В конце XV века появляется новый головной доспех — армэ (armet). Армэ a gorge не имеет нашейника, но в желобок, находящийся в выпуклом бортике, окаймляющем весь доспех, входит нашейник доспеха, защищающий шею и надевающийся под латы. Нашейник состоит, обыкновенно, из находящих одна на другую блях.

Когда воину нужно было надеть свои доспехи, то делалось это в следующем порядке: прежде всего ему одевали ноги, затем прикрепляли налядвенники, снабженные в своей верхней оправе петлями, через которые пропускались крепкие ремни, соединяющиеся с поясом, затем надевались набедренники, поножи, затем нашейник; после всего надевались латы и, наконец, щитки плеч; последние прикреплялись кожаными ремнями, входившими в состав нижнего платья и проходившими через отверстие в нагруднике или через ремень. Железные доспехи, ковавшиеся холодным путем и отличавшиеся необыкновенной твердостью, благодаря совершенству кузнечного мастерства, могли защитить против метательного и белого оружия; что же касается до стрелков из лука и самострела, то они были крайне опасны, потому что, благодаря своей ловкости, убивали человека на расстоянии 200 шагов, если он не был вполне хорошо вооружен, и тяжелые стрелы портили доспехи, наносили ранения, несмотря на их железный панцирь.

С XIV столетия пехотинцы, главным образом стрелки из арбалета, оказались вынужденными увеличить средства самозащиты, и для этой цели вводится большой, в рост человека, деревянный, крытый кожею щит — павуа (pavois, setzschild). На щите этом рисовались разные эмблемы, сопровождаемые надписями частью религиозного, а частью кабалистического значения. Форма таких «неподвижных щитов» — обыкновенно параллелограмм с закругленной оконечностью, а иногда и вершиной. Часто они имели вырезы для зрения и железные острия для утверждения в земле. Почти одновременно с неподвижными щитами явились и несколько меньшие по величине, четырехугольной формы ручные тарчи (petit pavois, handtartsche), употреблявшиеся обыкновенно атакующими. Вошел в употребление и грудной тарч (brusttartsche), занесенный в Венгрию с Востока и переданный последней и другим странам Запада, почему его иногда называют венгерским тарчем. Тарчи эти почти всегда деревянные, крытые кожей, с выемкой в правой стороне для помещения копья. Они носились на шее, закрывая всю грудь, что и послужило к названию их. Грудные тарчи употреблялись преимущественно венгерской и польской конницей. Одновременно с этими щитами употреблялся и кулачный щит, или боче (faustschild, boce, rondelle de poing). Щит этот появился еще в VIII веке из Византии и продержался до конца XVI столетия. Он был круглой формы, диаметром около 30 см. не считая каймы. Несколько отступая от последней, помещен железный обруч, насаженный на крепких гвоздевидных остриях. Так как такой щит служил главным образом для парирования при бое белым оружием, то обруч предназначался для полома острия копья или клинка меча. Иногда на щите было несколько подобных обручей. В центре щита находилось сильно выдающееся навершье. С внутренней стороны помещена дужка для управления щитом, а вверху имелся длинный крючок, с помощью которого щит пристегивался к перевязи щита, на которой носился. В XV столетии щит павуа получает очень большие размеры; его средняя высота достигает 4 футов, так что воин может скрыться за ним полностью.

Во время похода стрелок из арбалета носит при себе все свое тяжелое вооружение: большой щит на поясе, колчан из свиной кожи, в котором помещались стрелы, снаряд для натягивания самострела, меч на портупее и самострел. Доспех этих воинов состоял из бригантины, стеганой фуфайки и кольчуги: голова покрывалась саладом, а на ногах были кожаные штаны, иногда штиблеты (гамаши), соединявшиеся с крепкими башмаками. Пешие стрелки из лука добавляют к нему оружие с древком, называвшееся совной (vouge), или вужом; они не имеют большого щита стрелков из арбалета.