Западная Европа
 
XV век.
  Вернуться ...
Для справок  

XV веке в Западной Европе преодолевалась феодальная раздробленность, шел процесс укрепления феодальных монархий и складывались национальные государства. На этой основе возникла и медленно совершенствовалась централизованная вооруженная организация, возглавлявшаяся королем. Королевская власть вела борьбу с сепаратизмом феодалов и для достижения этой цели не могла использовать ополчение из этих же феодалов. Развитие же буржуазных порядков давало новую социальную и экономическую основы для создания вооруженной организации, способной решать прежде всего внутриполитические задачи. Этими основами были контингенты лично свободных людей и деньги, являвшиеся продуктом разложения феодализма и развития способа производства. Возникло и развивалось наемничество, которое вытесняло феодальное ополчение. Однако в течение длительного времени вооруженная организация базировалась на различных основах.

Особенности общественного и политического развития в Западной Европе определил тот факт, что складывавшиеся там национальные государства не имели национальной армии. Вооруженная организация создавалась из разноплеменных наемников. Во внешних войнах наемники не всегда оказывались надежными и в критический момент переходили на службу к противнику. В таком войске одним из средств укрепления дисциплины являлась регулярная выплата жалованья. В военно-техническом отношении положительным моментом было то, что наемник уже был профессиональным солдатом. Вырабатывались и совершенствовались профессиональные навыки, чего не могло быть в феодальном войске. Вторая особенность развития вооруженной организации централизованных государств заключалась в зарождении постоянной армии. В XV веке имелись только зачатки постоянных армий. Вооруженная организация милиционного типа не могла решать новые политические задачи — непрерывно обеспечивать обороноспособность большого государства. Такая потребность возникла во Франции в ходе Столетней войны.

Развитие новых общественных отношений и изобретение нового оружия определили изменение структуры вооруженной организации. Возрождалась пехота, тяжелая рыцарская конница приходила в упадок, появился новый род войск — артиллерия, развивалось инженерное искусство. В связи с этим изменялись формы организации войск: совершенствовалась феодальная военная организация (копье), возникла новая организация (рота). Главным родом войск становилась пехота, вооруженная пикой или алебардой и решавшая исход боя. И пехота, и тяжелая конница были вооружены только холодным оружием. При этом наличие тяжелых кирас у копейщиков затрудняло использование их для маневра в бою. Лишь затем произошло организационное деление пехоты на копейщиков и мушкетеров. В русском войске этот организационный вопрос был решен путем создания стрелецкой пехоты, одинаково способной вести огневой и рукопашный бой с преобладанием первого.

До конца средних веков ручное огнестрельное оружие не имело значения, что понятно, так как лук английского стрелка при Креси стрелял так же далеко, как и ружье пехотинца при Ватерлоо и, может быть, еще более метко, хотя и не с одинаковой силой действия. Полевые орудия также находились еще в своем младенческом возрасте; напротив, тяжелые пушки сделали уже много пробоин в стенах рыцарских замков и возвестили феодальному дворянству, что вместе с порохом пришел конец его царству. Ручное огнестрельное оружие (аркебуз) в XV веке по своим качествам уступало английскому луку. На поле боя оно еще не имело значения и в сообщениях о боях XV века часто даже не упоминается. Аркебуз уступал арбалету в дальности, меткости, пробивной силе и скорострельности. В конце XV века из аркебуза цель поражалась на 200—250 шагов, т.е. на дистанцию вдвое меньшую, чем из арбалета. Преимущества аркебуза заключались в меньшем его габарите, независимости от физической усталости стрелка и звуковом эффекте, пугавшем лошадей рыцарской конницы.

Новое оружие Лютер объявит творением дьявола и ада, бомбарды и аркебузы — омерзительными орудиями. Феодалы приказывали пленным аркебузерам отрубать руки и выкалывать глаза, а бомбардиров убивать. В практике и в теории в то время было довольно много противников нового оружия. Однако в XV веке оно получило всеобщее признание и распространение. Производство и использование огнестрельного оружия в первый период его развития в Западной Европе имело цеховой характер, вследствие чего зарождавшиеся новые роды и виды войск находились вне войсковой организации (особенно это относится к артиллерии). Не командир батареи, а пушечный мастер, изготовлявший бомбарды, ставил их на позицию и стрелял из них. Однако огнестрельное оружие распространялось довольно быстро, чему способствовало два фактора: во-первых, огнестрельное оружие своими выстрелами пугало лошадей, являвшихся основой рыцарской конницы, наносившей главный удар в бою, и, во-вторых, требовало невысокой квалификации и малой физической силы (сравнительно с деятельностью арбалетчиков и лучников).

Новое оружие еще не оказывало влияния на развитие боевых порядков. Поэтому пехота могла сражаться сомкнутыми квадратными массами — баталиями, не неся больших потерь от огня артиллерии. Баталия представляла собой хорошую мишень, но бомбарды еще не могли ее поражать. Рыцари оказались бессильными преодолеть силу сопротивления баталии, способной не только обороняться, но и наступать накоротке. Линейное построение лучников или арбалетчиков вперемежку со спешенными рыцарями было второй разновидностью боевого порядка, являвшегося полной противоположностью баталии. Этот боевой порядок англичане успешно применяли как для обороны, так и для наступления. При построении войск для боя учитывались свойства местности. До этого единоборствовавшие рыцари выбирали ровное поле боя. Теперь важным моментом тактики стало умение пользоваться пересеченной местностью с целью подготовки внезапных ударов, укрытия от ядер бомбард, обеспечения флангов, создания затруднений для наступающего, увеличения силы удара при атаке. Расчленение войска на несколько тактических единиц — обычно на три группы (баталии) — поставило вопрос об организации их взаимодействия и о тактическом маневрировании как в предвидении боя, так и в ходе его. Новым моментом в тактике было возникновение встречных боевых действий, которые, однако, не получили значительного развития. При достижении успеха в бою велось только тактическое преследование и то накоротке — до захвата лагеря противника. Тактическая победа редко перерастала в стратегический успех. При борьбе за обладание отдельными укрепленными пунктами силы обычно распылялись. Крупные стратегические цели не ставились, а достижение политических целей подменялось грабительскими экспедициями.