Рост военного профессионализма
 
Военные реформы во Франции, 1445—1500 гг.
  Вернуться ...
Для справок  

нархия, расцветшая буйным цветом вследствие роспуска наемных воинских формирований, угрожала подъему Франции, начавшемуся с побед Жанны д'Арк. Это заставило Карла VII и его советников предпринять ряд чрезвычайно важных шагов, направленных на военную реформу. Для установления и поддержания в стране порядка были организованы регулярные воинские подразделения; в состав их вошли наиболее доверенные из офицеров и солдат распущенных наемных формирований, и вскоре порядок был восстановлен. Одновременно два наиболее одаренных военных советника короля, братья Жан и Гаспар Бюро, приступили к созданию регулярной артиллерии, и, благодаря их энергии, научным интересам и воинскому искусству, в самом скором времени французская артиллерия как в техническом, так и в организационном отношениях на голову превосходила любую другую артиллерию мира. Благодаря созданию регулярной армии и превосходной — для своего времени — артиллерии в рамках этой армии, когда Столетняя война возобновилась, французам с легкостью удалось выбить из страны англичан.

После смерти Карла VII его сын Людовик XI, один из самых способных монархов за всю историю Франции, продолжил начатые отцом военные и политические реформы, консолидацию королевской власти и восстановление в стране мира и процветания. Усилению центральной королевской власти противилась практически вся аристократическая верхушка, особенно герцоги Бургундские, чьи владения простирались от Швейцарских Альп до Фландрии на Северном море. При Карле Смелом (или Безрассудном) казалось, что в Западной Европе вот-вот образуется новое независимое королевство, способное состязаться в могуществе и богатстве и с Францией, и со Священной Римской империей. Остановили Карла Смелого дипломатические ухищрения Людовика XI, а также воинская доблесть швейцарцев. При Карле VIII могущество французской монархии продолжало возрастать; кульминацией явился военный поход в Италию — тогда-то Европа и поняла, что такое новая французская армия. Появление на исторической арене профессиональной армии — по сути, современного типа — ознаменовало конец Средних веков и зарю Новой истории.

В первой половине XV века генеральные штаты Франции, являвшиеся органом сословного представительства, приняли решение, по которому феодалам запрещалось содержать собственное войско. В замках разрешалось иметь небольшие гарнизоны. Только король мог иметь войско и через своих чиновников собирать денежные налоги для его содержания. Вскоре после этого, в 1445 году король Карл VII издал ордонансы (указы) о введении новой налоговой системы и об организации войска из уроженцев Франции. Это войско не распускалось в мирное время. На основании указа Карла VII было сформировано 15 ордонансовых конных рот общей численностью в 9 тысяч человек. Солдатам и офицерам было положено определенное жалованье. Возникали новые формы организации армии. Рыцарское «копье» превращалось в определенное подразделение. Из «копий» составлялась рота (compagnie). Этот термин происходит от слова «сотрапезник», товарищество и означает солдатскую корпорацию. Рота стала организационной, а затем и тактической единицей. Количество «копий» в роте было различным — от 10 до 100: источники сообщают и различный состав «копья». Согласно ордонансу 1445 года «копье» состояло из шести человек (рыцарь, «кутилье» — пехотинец, вооруженный копьем с крюком, паж, два конных стрелка и кнехт-слуга) и шесть лошадей. Таким образом, в состав «копья» входили тяжеловооруженный воин (рыцарь) и легковооруженный (паж), всадники, пехотинец и конные стрелки. Для боя ордонансовая рота строилась в четыре шеренги: в первой, — рыцари, во второй — «кутилье», в третьей и четвертой — конные стрелки. Рыцарь все еще был главным бойцом и не превратился в командира «копья». «Кутилье» и конные стрелки в бою являлись поддержкой рыцаря. Вновь созданное наемное войско было конным и насчитывало 1 тысячу 500 конных латников (рыцарей), 1 тысячу 500 кутильеров (легковооруженный конник, прислуживающий рыцарю), 1 тысячу 500 пажей, среди которых были подростки, и 4 тысячи 500 или 3 тысячи (если не считать слуг) конных лучников. В сражении лучники действовали отдельно от тяжелой кавалерии. Ордонансовые роты получали установленное натуральное довольствие на местах, где они были расквартированы, а денежное содержание — от короля. Рыцарь получал в два раза больше лучника, кутильер несколько меньше лучника, а паж меньше кутильера.

В 1448 году правительство Карла VII приступило к организации пехотного войска. Каждому приходу предлагалось от 50 хозяйств выделить и вооружить одного стрелка. Этот стрелок обязан был обучаться стрельбе из лука или арбалета. В мирное время он освобождался от налогов, а в военное получал месячное жалованье. Все «вольные стрелки», а их насчитывалось 16 тысяч человек, были сведены в роты, по 500 человек в каждой; во главе роты стоял капитан, во главе восьми рот капитан-генерал. Однако организация пехоты из вольных стрелков, которые, находясь в своем хозяйстве, мало обучались военному делу и были разобщены друг от друга, не оправдала себя, и вскоре от нее пришлось отказаться. Конные же ордонансовые роты, в отличие от вольных стрелков, принцип организации которых был по существу милиционным, существовали во Франции долгое время. Постоянное войско из ордонансовых рот не могло своими силами вести войны, поэтому короли продолжали прибегать к призыву ленников, а также к иноземным наемникам. По своей форме организация постоянного войска из ордонансовых рот, делившихся на копья, во многом напоминала рыцарскую организацию, однако эти роты были сформированы по принципу наемничества. Вот почему ордонансовые роты относятся не к старой, феодальной военной организации. основанной на ленной службе (как это утверждает немецкий военный историк Дельбрюк), а к новой, основанной на наемничестве, тем более, что их внутренняя организация с течением времени подвергалась изменению.